Четверг, 16.08.2018, 19:23
Спускаясь с заоблачных высей
в приземистое бытиё,
хранил неразменные мысли
и красное имя своё.

Владимир
Калиниченко
Главная Регистрация Вход

Стихи Владимира Калиниченко

Из цикла «Стремительного времени наследник»

КИЕВСКИЙ БЛАГОВЕСТ
Над Києвом дзвони дзвенять...
Что вздрогнул, ростовский хохол?
Почувствовал, батько и мать
слились в полнозвучный глагол.
Сын Дона, на кручах Днепра
вбираю душой благовест.
Единство труда и добра
напомнил Владимира крест.
И, руки в волну окунув,
я давнее вспомнил: «...даждь днесь».
Ні, мамо, я вас не забув,
отец, моя родина здесь!
В единстве славянской строки
мне суть единенья видна:
два берега есть у реки,
та течія тільки одна!
...Над Києвом дзвони дзвенять
иль эхо биенья сердец?
Живут во мне
русская мать
и мой украинец-отец.
НЕЗАБИТАЯ КНИГА
В жизни били меня немало:
и фашисты- чужие, свои,
и шпана на толчках у вокзалов,
и поэты, «друзья-соловьи...»
Били плетью, прикладом, ногами.
Били сплетней, доносом, тайком.
Но спасибо и папе и маме -
уродили меня мужиком.
И, когда от тоски подыхали
те, кого и чифир не спасал,
я лечил свои боли стихами –
«Незабитую книгу» писал.
Зубы вышибить просто, конечно.
Но не знал опогоненный спец:
есть в душе моей тайный скворечник,
и живет там веселый скворец.
Как водой родниковой обмытый,
я на олухов зла не держал.
Вольный птах, хоть и здорово битый,
«Незабитую книгу» писал!
ЗАВУЧ
Все чаще память в сердце болью колет.
Прошло уже немало лет и зим,
но ясно помню завуча из школы –
Людмилу Алексеевну Кизим.
Была строга суровая старуха
и скуповата на оценку «пять».
Когда вела урок, то даже муха
боялась между партами летать.
И вот однажды сухо и безжалостно
сказала завуч в мертвой тишине:
«Калиниченко, не забудь, пожалуйста,
после уроков подойти ко мне».
Я перебрал по косточкам неделю:
ни с кем не дрался, в школе не курил.
Но вызывают к завучу – по делу.
Казнись и думай: что ты натворил?
...Седая, сухонькая, маленького роста
(все это понимается теперь).
«Садись, поешь», – сказала завуч просто
и вышла, тихо притворивши дверь.
Никто из нас в те годы сытым не был,
от голода порой валились с ног.
Мне завуч отдала краюху хлеба –
напополам свой карточный паек...
ПО БУКВАРЮ
Нас время не в седле качало
под звуки полковой трубы.
И наш букварь – судьбы начало:
«Ра-бы не-мы». «Мы – не ра-бы!»
Куда же все оно девалось?
Опустошал не враг, а страх.
В нас рабства больше оказалось,
чем в наших крепостных дедах.
И, жизнь окидывая взглядом,
уже не убоясь судьбы,
нам помереть хотя бы надо
по букварю: «Мы – не рабы!»
КОНИ НА ОБРЫВЕ
А. Загрядскому
Я помню — кони на обрыве,
и сумасшедший их аллюр,
и пламенеющие гривы
над бронзой рыжеватых шкур.
Стихал закат. Они исчезли.
Степь поглотила стук копыт...
Что гнало их по кромке лезвия,
где каждый шаг бедой грозит?
Быть может, паника погони,
что застит верный путь и свет?
...Ах. кони, золотые кони,
я, кажется, нашел ответ:
ваш бег стремительный, летучий
был вызовом! Не всем понять,
порой погибнуть в жизни лучше,
чем упоенье потерять.
Вот так и жить, и быть счастливым.
Что смерть, когда сам черт не брат?
...Я помню, кони над обрывом
вонзались яростно в закат!
***
Бог знает, что напишут обо мне!
Мол, жил такой-сякой...
И в том же духе.
Не херувим в библейской вышине,
скорее даже, сукин сын,
по слухам.
В гробу, конечно, не перевернусь –
в грош не ценил при жизни пересуды.
Любой из нас то лебедь был, то гусь.
По пустякам не стоит бить посуду.
Есть скверная традиция в стране:
судить-рядить,
злословить за спиною...
Черт знает, что напишут обо мне!
Да главное –
что написалось мною.
***
Алексею Полякову
Скособочилась изгородь старая.
Покривел одряхлевший клён.
Седовласой бабушкой стала
та, в которую был влюблён.
У калиток скамейки ветхие
приютились, прогнувшись, в ряд.
И сирени отцветшей ветки
по белесым ставням стучат...
Бог спаси, возвращаться в прошлое!
Память стылой золой не разжечь.
Грустно видеть дворик заброшенный,
где звучала живая речь,
где вихрастое, босоногое
детство кончилось. Век назад.
... Я сухую акацию трогаю,
и блестит на щеке слеза.
НАБОЛЕВШЕЕ
И по радио, и по «ящику»
вновь сулят нам рай перемен,
но талдычат взахлеб: мол, обрящете,
голосуйте лишь за Н. Н.,
эту партию, коалицию...
И опять пошла чехарда!
Нет ни Бога на них, ни милиции.
Блудословам – как с гуся вода.
Что имеем? Осточертели
те, кого пришлось выбирать.
По-крыловски: как ни сидели,
музыкантами им не бывать!
А откуда же слуху взяться,
если уши медведь отдавил.
Но красуются, словно в святцах,
те же лица политзаводил.
И никто ни за что не ответил.
Так и будет. Иного не жди.
Что ж народу бедному светит,
если сплошь богаты вожди?
...Будто щелкнули выключателем,
обесточив надежду в душе.
Никогда я не лгал читателям
и молчать не могу уже.
***
По голубому алое. Мороз. Рассвет.
Лежат снега усталые. Синеет след.
Прозрачные и хрупкие искрятся льды.
Круглится солнце робкое желтей слюды.
Сиреневая ломкая стынет тишь
в сосульчатых кромках огрузших крыш...
Отыщу все краски я!
До слез любя,
как Рембрандт Саскию, напишу тебя,
алую, синюю, в белизне берез...
От любви к России жарко в мороз.
***
Мытье посуды —
не мужское дело.
Реплика соседей
Люблю посуду мыть, не торопясь,
в воде горячей,
с мылом непременно,
и отмечать: в единоборстве с пеной
неумолимо исчезает грязь.
И, доброй мысли ухвативши нить,
не слушаю соседей пересуды,—
ведь думаю-то я не о посуде...
А потому — люблю посуду мыть!
***
Утро туманное мглисто.
Снег огрузнел и раскис.
И матерятся таксисты –
что поворот, то и риск.
Люди скользят в этих лужах,
да ведь работа не ждет.
Верно, бывало и хуже,
попритерпелся народ
к серости жизни, к дорогам
и к дуракам, что не счесть.
Благодарение Богу:
умные тоже ведь есть!
Может, не скоро, не скрою,
но перемены грядут:
новых дорог понастроят,
и дураков изведут!
И заискрятся деревья
в солнечных ясных лучах...
Главное, люди, доверье
и голова на плечах.
***
Я рисовал пейзажи и портреты
не кистью – объективом.
А затвор
срабатывал мгновенно в те моменты,
когда в кристалл затвердевает взор
и видится, что было и что будет –
безукоризнен ракурс вечности.
Едины в сущности Земля и Люди
под звездной чашей Млечного Пути.
Тут творчества истоки и устои.
А кистью, объективом иль пером –
суть в том,
чтобы не рушить мир, а строить!
...Кижи срубили просто топором.
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Владимир Калиниченко © 2018