Вторник, 22.05.2018, 12:05
Спускаясь с заоблачных высей
в приземистое бытиё,
хранил неразменные мысли
и красное имя своё.

Владимир
Калиниченко
Главная Регистрация Вход


* * *

  На мировом литературном небосклоне среди звезд первой величины Уильям Шекспир – одна из самых приметных и ярких. Но и столь же загадочных, и тайна ее так глубока, что в сравнении даже  Марианская впадина Тихого океана может показаться лужей на проселочной дороге  после дождя.
  Так уж сложилось, мир знатоков и почитателей Великого  Барда давно размежевался. Одни традиционно считают Шекспира единственным  автором всего созданного и опубликованного под этим именем. Вторые убеждены,  что Билл Шекспер, один иа четырех сыновей небогатого совладельца скотобойни и  мелкого торговца перчатками из Стратфорда-на-Эйвоне, к сему не причастен. Но  при этом никто безоговорочно и доказательно не опроверг доводы ни первых, ни  вторых. Вот уже четыре века суденышко с названием "Истина" плавает  меж двух берегов, не зная, к какому же из них причалить.
  Из немногих сохранившихся подлинных документов –  церковных книг с записями о рождении и смерти, закладных и завещания с личной  подписью в трех местах – всюду именно так: Шекспер. Через второе "е".  Кстати, с такой же орфографией писались фамилия отца, матери, жены Анны,  дочерей Сюзанны и Юдифи (и даже умершего в семилетнем возрасте сына Гамлета).
  Итак, родившийся 23 апреля 1564 года Билл Шекспер с  13 лет начинает помогать отцу на скотобойне, посещает начальную (то есть  четырехклассную) школу. Едва достигнув совершеннолетия, женится на дочери  мельника Анне Хатауэй, у которой через пять месяцев после свадьбы родилась  девочка. Уличенный в браконьерстве в угодьях графства Йорвик, чтобы избежать  суда, Билл пешком отправляется в Лондон, где и затерялся среди театральных  статистов.
  И вдруг – на излете XVI века – головокружительная  карьера: Уильям (теперь уже Шекспир) из рядового пайщика становится управляющим  театра "Глобус”, позже получает патент на дворянство с любопытным  геральдическим девизом: "Не без права”. Законный вопрос: откуда деньги? И  патент дворянина не доставался бесплатно, и из тринадцати лондонских театров  той поры "Глобус” был весьма приметным, содержать его мог только состоятельный  человек, к каковым Шекспер никогда не относился.
  Наконец у любого, мало-мальски знакомого с  творчеством, человека не может не возникнуть вопрос: кем должен быть сочинитель  поэм, сонетов, трагедий и комедий, для создания которых требовались необозримые  познания в античной мифологии, военном деле, географии, искусстве, истории и  литературе? Не говоря уже о "пустяке” – необходимости, как минимум, владеть  греческим, латынью и тремя – четырьмя европейскими языками, иметь достаточные  представления о тонкостях придворного этикета, тайных пружинах дворцовых  интриг...
  Абсолютно точно установлено: нигде, кроме начальной  школы, Шекспир не учился, за пределы Англии не выезжал, при дворе был замечен  однажды.
  Предположим, гениальный самородок занимался  самообразованием. Но... публичных библиотек в Англии тогда еще не было, а  личные коллекции можно было пересчитать на пальцах. Отпечатанных в ту пору книг  во всем мире насчитывалось не более 250 тысяч экземпляров. Стоили они безумно  дорого. В туманный Альбион их доставляли из Германии, Италии, Франции, и  покупателей из числа дворцовой знати знали в лицо.
  А Биллу Шексперу, помимо всего прочего, приходилось  частенько наведываться из Лондона в родной Стратфорд, скупать земельные  участки, ссужать земляков шиллингами – под залог и проценты, торговать солодом,  чтобы в конце концов купить самый большой дом в городке.
  До книг ли ему было?
  Тогда откуда же энциклопедическая эрудиция и лексикон  в 30 тысяч слов? Конечно, Господь может дать человеку гениальный талант. Но,  чтобы проявить и развить его, нужны знания и опыт, а их-то нельзя ни купить, ни  найти, как чужой кошелек на дороге. Значит, все-таки остаются книги?
  Но, увы. В своем завещании, составленном 25 марта  1616 года, почти за месяц до смерти, распределив наследникам движимое и  недвижимое имущество, включая одежду и кухонную утварь, оставив жене Анне  "вторую по качеству кровать” с матрасом и подушкой, Великий Бард ни словом – ни  разу! – не вспоминает о книгах, рукописях или расчетах с издателями. А ведь  именно это было неизмеримо дороже домов, конюшен и земельных участков вместе  взятых! Мог ли забыть о том человек, судившийся с соседями – аптекарем и  кузнецом – за невозвращенный долг в несколько шиллингов? И как вообще  сопоставить личность Билла Шекспера с горделивым утверждением в 76-м сонете:
                             ...по имени назвать
                             Меня в стихах любое  может слово.

Категория: Проза (23.05.2013)
Просмотров: 526
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Владимир Калиниченко © 2018