Среда, 12.12.2018, 02:58
Спускаясь с заоблачных высей
в приземистое бытиё,
хранил неразменные мысли
и красное имя своё.

Владимир
Калиниченко
Главная Регистрация Вход


БЕДНАЯ ВЕЛИКАЯ ГЕРМАНИЯ

  Новый  1942-й год запомнился Мишке вареной кониной. Они жили уже полтора месяца в Енакиеве, в татарском поселке возле железнодорожного вокзала. Тетка с таким смешным, по Мишкиному  разумению,  именем Неонила выменяла кусок  конины и целый круг макухи на довоенный костюм мужа. Запах мяса плыл по двору,  казалось, даже снег пахнет остро и сытно, и Мишка жадно лизал его, зачерпывая  горстью.
  –  Совсем мужичок, – сказала мама, выйдя на  крыльцо и наблюдая за Мишкой. – Растешь, горе ты мое ненаглядное…
  –  Наглядное, наглядное, – бормотал он, облизывая грязные пальцы. – Мясо еще не  сварилось? А то бурчит и пищит, – похлопал по животу.
  –  Тетя Нила позовет, не бойся, без тебя за стол  не сядут, – ответила мама и вдруг скривилась. – Неужели этому конца-края не  будет?
  И  заплакала. А Мишка размышлял: ну чего плакать? Пахнет мясом, значит, будет еда.  Может, дня на три хватит. В запасе еще целый круг макухи. Пахучий! Прямо как  масло. Отщипнешь кусочек, в рот положишь, и минут пять можно сосать, если сразу  не грызть зубами...
  В  конце января пришел староста поселка, кривобокий и одноглазый татарин, чуть  выше Мишки, у которого тетя Нила обменяла костюм на конину и макуху. Звали его  Муса. Потоптался возле калитки, в дом проходить не стал, чего-то выжидал. Все  стояли во дворе и смотрели на него. Ждали. А он просто слова подбирал, потому  что по-русски плохо говорил. Покашлял, высморкался в сугроб и затараторил:
  –  Эта моя не при чем. Немиц мало-мало ходит,  всех мальчик смотрит, щупает, пишет на бумага. Тут будет...
  Неопределенно  махнул рукой, покосился на Мишку грустным одиноким глазом. Потом пришли немцы.  Их было трое. Один в форме с нашивками, а те в добротных зимних пальто с  меховыми воротниками. Сытые, сразу видно. И с чемоданчиком. Мишка покосился – дадут чего, может, пожевать?  Разочарованно вздохнул: в чемоданчике лежали большие толстые тетради, линейки и  что-то вроде большого циркуля. Словом, несъедобное. Поманили его и в самом деле  стали щупать, как лошадь. Даже рот заставили открывать. Достали этот самый  циркуль, что-то на голове измеряли, потом линейки прикладывали ко лбу, к  глазам. Мишка дергался, а немцы белькотели по-своему: "Гут! Гут!"  Хорошо, значит. И все строчили в тетрадях. Тот, который больше молчал, спросил  громко и чисто по-русски:
  –  Кто мать мальчика? Отвечайте на вопросы: имя,  фамилия, возраст, национальность...
  Мама  вышла вперед, отвечала, поглядывая на Мишку. А голос был будто и не мамин  вовсе.
  –  Так вот, мамаша. Мальчика отобрали в  специализированный лагерь. Повезут в великую Германию. Там воспитают, обучат  делу. Считайте, повезло: некоторые славяне близки к нордической расе. Он  подходит. И по возрасту тоже. Вы будете сопровождать до пункта назначения, на  месте тоже получите работу. Кто по профессии? Ну, кем были до войны?
  Мама  быстро взглянула на Мишку.
  –  Работала в аптеке...
  Немцы  опять зашпрехали: "О, апотэкэ... Гут!"
  –  Уборщицей, – закончила мама и опять посмотрела  на сына. А чего смотреть, что он, маленький? Так нужно, понятно.
  Переводчик  сказал что-то немцам, закрыл чемоданчик.
  –  О дне отправки староста известит особо. Через  десять дней все должно быть готово в дорогу: запас продуктов, теплые вещи,  документы, ценности...
  –  Какие там вещи, документы, ценности, –  перебила мама. – В наш дом попала бомба, все погибло. Вы же видите, мальчик в  девчоночьем пальто, в калошах с портянками...
  Обут  Мишка был в старые калоши с ярко-красными стельками. Тетя Нила проколола в  задниках дырки, пропустила через них веревки, и они, обматываясь вокруг  портянок, держали на ногах калоши. А еще на него налезло старое пальтишко  двоюродной сестры,  и нашелся тетин  осенний шарфик – синий в крупный белый горошек. Главное, не мерз.
  Переводчик  осмотрел Мишку, переговорил с немцами, а те захохотали, проквакали несколько  слов и пошли к калитке, продолжая смеяться. Переводчик без улыбки сказал:
  –  Они говорят, даже клоуна из цирка можно  заставить работать. Главное для немцев – дух, выживает сильнейший. А слабые не  нужны великой Германии.
  И  шмыгнул бочком вслед за немцами.
  Мама  опустилась прямо на заснеженные ступеньки крыльца, провела по лицу ладонями,  будто умывалась и, ни к кому не обращаясь, проговорила:
  –  Господи, и это люди? Немцы... Бедная великая  Германия!
  Из  того, что говорила мама, Мишка мало понял, но с одним согласился безоговорочно:  конечно, бедная эта самая Германия, если у нее даже своих пацанов не хватает!
  Тут  тетя Нила обняла маму, приподняла:
  –  Аля, родная, о чем ты? Это же фашисты... Ехать-то, как ни крути, придется, они  нация аккуратная, если уж внесли в гроссбух... Да ведь как у нас, русских: бог  не выдаст, свинья не съест. Давай подумаем, что собрать можно, какие вещи в  дорогу сгодиться могут...
  В  первых числах февраля на железнодорожную станцию, напротив кирпичной водокачки,  подогнали два товарных вагона с зарешеченными окошками вверху. Стояли солнечные  морозные дни. Снег радужно переливался, а чахлые акации в пристанционном  сквере, щедро выбеленные инеем, казались нарядными и большими. По обледенелому  помосту молча с глухим стуком поднимались в вагоны сумрачные молчаливые фигуры  и фигурки. Не люди – тени. Все отплакались, откричались дома. Никто их не  провожал, да и вокзал был оцеплен солдатами. У вагонов стояло второе кольцо  охраны с собаками. И люди, маленькие и большие, исчезали в черных проемах  дверей, словно проваливались.
  Последними  во второй вагон поднялись Мишка Митяев и Алевтина Митрофановна, его мама.
  Дверь  с грохотом протащилась в пазах, клацнули задвижки, потом вагоны дернуло –  прицепили паровоз, а после короткого сиплого гудка поплыли, и колеса застучали  на стыках, постепенно убыстряя дорожную мелодию.
Откуда  было знать Мишке Митяеву, что этот необычный поезд навсегда увозил его из  детства.
Категория: Проза (23.05.2013)
Просмотров: 652
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Владимир Калиниченко © 2018