Вторник, 16.10.2018, 16:38
Спускаясь с заоблачных высей
в приземистое бытиё,
хранил неразменные мысли
и красное имя своё.

Владимир
Калиниченко
Главная Регистрация Вход


МАЛЕНЬКОЕ ЭССЕ О БОЛЬШИХ СОМНЕНИЯХ ПО ПОВОДУ ОДНОГО ВЕЛИКОГО ИМЕНИ

  Все это началось очень давно. Может, в студенческие годы, когда курс зарубежной литературы учил не для  "пятерок” в зачетке, а университетские преподаватели не только терпеливо, но и  вполне доброжелательно относились к моим, скажем так, неакадемическим взглядам  и суждениям о личности и творчестве того или иного классика. Словом, что было,  то было. Вообще эпиграфом к самому себе мог бы поставить строчку из  программного стихотворения в моей  первой  московской книжке "Пласты” (Советский писатель", 1979 г.): Я  исповедую сомненье...
  С сомнения-то все и начинается. И неважно, в конце  концов, каким путем придется двигаться к истине – по унылым пескам выжженной  солнцем пустыни или по сумрачным распадкам таежной глухомани, главное, рано или  поздно мы начинаем понимать Природу. А пустыня или тайга воспринимаются только  страницами великой и единой книги, и мы уже знаем, у нее нет конца. Как,  впрочем, зыбко и туманно видится начало. Так уж мы устроены, люди. Обязательно  что-то вызывает сомнение, что-то не устраивает. И даже догадываясь или зная,  что может ожидать нас в пустыне или тайге, все-таки отправляемся в путь,– черт  возьми, а может быть...
  Уверяю вас, вполне даже может быть!
  В мире еще много тайных чудес, о которых по лености  ума и нелюбопытству, подмеченным Пушкиным, не хотим догадываться.
  А по мне – нет занятия упоительней путешествий. Даже  если мы совершаем их, не покидая дома, – пространство мысли не имеет границ.

Категория: Проза (23.05.2013)
Просмотров: 565
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Владимир Калиниченко © 2018